Литературный клуб Натальи Перфиловой

Виртуальное общение с авторами. Задавайте вопросы, получайте ответы.
Текущее время: 29-10, 14:57

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 7 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Наталия Кочелаева
СообщениеДобавлено: 10-10, 11:47 
Изображение

В детстве, еще до школы, я болела воспалением легких. В больнице меня до кучи заразили еще ветрянкой, и родители забрали меня домой "под расписку". Два раза в день приходила медсестра, звенела страшными шприцами в железной коробочке. Да плюс другие полезные, но малоприятные процедуры. Но самым мучительным было - скука. Одинокие игры утомляли, у родителей было полно забот, а в окно был виден только кусочек неба. С легкой и прозрачной от слабости головой я лежала в постели, смотрела в окно и сочиняла сама для себя сказку. Это была сказка про стеклянную девочку. Великий мастер сделал ее из стекла так хорошо, что она ожила.

Сочинив сказку, я была потрясена. Оказывается, чтобы играть, вовсе не нужны куклы. А куклы тогда были ужасны! Пластмассовые, кудлатые, пучеглазые. Зачем они мне теперь?

Мама уверяет, что та болезнь изменила мой характер. Я стала замкнутой и полюбила читать. Мне было интересно, какие истории придумывают другие люди. Постепенно это превратилось в манию.

- Неужели для тебя нет ничего важнее книг? - гневно вопрошала мама и гнала меня на улицу, на свежий воздух.



Я молчала, не сопротивлялась. На улице тоже можно сочинять истории. Я никому их не рассказывала - то ли боялась, то ли жадничала…

В школе меня раскусила учительница литературы - восхищалась моими сочинениями и возила на конкурсы юных дарований. Мне давали какие-то грамоты, что всегда было неловко. Потому что я просто придумывала истории, а дарование тут не при чем.

Я училась на филологическом факультете (а где еще?), и все так же мама удивленно спрашивала у меня:

- Неужели для тебя нет ничего важнее книг?

Я молчала. К этому моменту уже было ясно, что я могу заниматься только чем-то, связанным с творчеством. Без этого становилось скучно и серо. Я работала редактором, журналистом, копирайтером. Копирайтер - это тот, кто пишет рекламные ролики. Но ролики были короткие, а мне хотелось придумать длинную историю. Я ее придумала и записала, а добрые люди подсказали: надо куда-то ее пристроить. Пристраивать мне было неинтересно, тогда добрые люди похлопотали сами. Рукопись попала к редактору, и она написала мне письмо, в котором были слова: "Надо печатать, причем немедленно"! Так получилась книга "И в горе, и в радости".

Успех меня вдохновил. Я начала писать книги, забросив газетные статьи и рекламные ролики.

Близкие поддержали меня. Вообще, замечаю, вокруг меня собрались удивительные люди. Понимающие такие. Я выхожу к ужину и томно сообщаю:

- Валерия-то моя! Такая смирная была, а теперь во как развернулась! Представляете, она…

Домочадцы покорно слушают. Они-то знают, что лучше виртуальная Валерия, чем обсуждение необходимости исправить реальную тройку по географии и починить, наконец, реальный кран в ванной.

И я зарвалась. Я дозрела. Теперь я могу ответить маме на ее вечный вопрос:

- Конечно! А что на свете может быть важнее книг?

Но она больше не спрашивает меня об этом. Полагаю, она знает ответ.

Просто в мое окно виден кусочек неба…

взято http://valerol.newmail.ru/rf19.htm


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 07-09, 00:04 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20-11, 00:41
Сообщения: 58
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 14-09, 21:10 
Не в сети

Зарегистрирован: 14-08, 22:36
Сообщения: 18
Судя по библиографии Наталья основательно перешла в "Бессонницу" "В "Семейные тайны" совсем не собираетесь возвращаться?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15-09, 08:52 
Не в сети

Зарегистрирован: 29-09, 09:19
Сообщения: 42
Катя., да я, собственно, никуда не переходила и ниоткуда не уходила. Просто издательство полагает целесообразным издавать мои книги именно в этой серии. А в самих книгах от перемены мест слагаемых ничего не меняется. Все то же - семейный роман, плюс немного мистики...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15-09, 08:53 
Не в сети

Зарегистрирован: 29-09, 09:19
Сообщения: 42
Катя., да я, собственно, никуда не переходила и ниоткуда не уходила. Просто издательство полагает целесообразным издавать мои книги именно в этой серии. А в самих книгах от перемены мест слагаемых ничего не меняется. Все то же - семейный роман, плюс немного мистики...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 21-09, 17:42 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 17:36
Сообщения: 4
Наталия Кочелаева писал(а):
. Все то же - семейный роман, плюс немного мистики...


Это и придает ту самую изюминку, которая отличает Ваши книги ото всех остальных семейных историй.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-04, 18:23 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20-11, 00:41
Сообщения: 58
Семейные ценности Натальи Кочелаевой
Знаете ли вы, что книги Натальи Кочелаевой представляли в этом году Саратов на выставке под названием «…Дух семьи, продолжающий жить». Выставка проводилась Ленинградской научной универсальной библиотекой, и работы Наталии, попавшие в рубрику «Семью сплотить сумеет мудрость книг», были в почётнейшем для любого писателя соседстве с произведениями Ф. Абрамова, В. Аксёнова, А. Иванова… Нет?
Вот и мы бы ничего не узнали. Потому что Наталья, к сожалению, очень скромный человек. Хорошо, что есть газета "Саратовские вести", которая рассказала об этом знаменательном событии. И заодно о творчестве этого удивительного, самобытного, ни на кого не похожего автора.

ДЕТИ ЗИМЫ

Усни, мой милый, а я не сплю.
буду стеречь тебя, мальчик мой.
Ведь мать и дитя – неразлучны они,
И счастьем наполнены долгие дни.
Ты жил у груди моей в сладком сне
Все долгие дни… Ты как свет в окне.
Г.Ибсен.


Обычно говорят, что дети – это наше будущее. А вот замечательный актёр и умнейший человек Зиновий Гердт думал иначе. «Дети – это наше прошлое», – повторял он с грустной улыбкой. Гердт всегда был, по сути, сказочником, и знал, о чём говорит.
«Дед, расскажи сказку, – просит внучка Вера, обделённая вниманием бедовой матери, своего деда-фронтовика, – расскажи про Покати-Горошка…» Сказка сказывалась уже много раз, девочка давно уже знает, что всё в ней закончится хорошо, что герой и с закрытыми глазами выберет белую овечку, и понесется на ней сквозь белые кудрявые облака прямо в Царство Небесное, и обнимет там свою маму. А потом вернётся на землю, чтобы жить долго и счастливо.
И катится по Елшанской слободке Покати-Горошек, и становятся дворцами покосившиеся лачуги, и сверкают от инея пустыри. Остья лебеды, ещё вчера жухлые и бесформенные, теперь гордятся серебряными платьями, смотрясь в невидимые зеркала. Кажется даже, что гулкие шпалы железной дороги приподнимаются над землёй где-то у горизонта. Девочка Вера слушает сказку и засыпает, а фамилия девочки – Зима.
Вера Зима – это героиня романа Наталии Кочелаевой «Темная сторона неба», с особой остротой и, я бы сказал, личной сопричастностью раскрывающей в своей прозе тему ответственности родителей перед детьми. Тему сложную, неисчерпаемо глубокую и созвучную нашему времени. Любому времени. Потому что разговор о родстве, о родительском долге, о корнях родового древа актуален всегда. Книги Наталии, собственно, и подвели меня к этому разговору.
«Да ты пристрастен!» – воскликнут мои оппоненты. Отвечу мудрыми словами из любимого новогоднего фильма: «Ещё как, ещё как пристрастен!..» Особенно – к талантливому, яркому слову, ко всему новому и светлому.
В романе «Зона индиго» Кочелаевой удаётся создать необыкновенно светлый образ Егора, Егорушки – мальчика, больного синдромом Дауна. Нет в этом образе и намёка на душещипательность или жалостливость. Но есть надежда. «От Егора исходил непрестанный свет любви ко всему живому… Он рисовал. Он умел сам играть и даже подпевал популярным песенкам… Кажется, он даже сочинял собственные мелодии, но только ухо внимательной матери могло уловить их странные, гортанно-рваные ритмы...» Мать Егора всего лишь швея. Её глаза привыкли к мелькающей иголочке. Её руки, может быть, загрубели, а душа устала. Но она, прежде всего, мать, и она любит. «Одним словом, Егор был радостью для Лили, и она любила его, как только возможно любить…»
Любовь к ребёнку помогает не только выстоять, выжить, одолеть зло, но и помочь другим. Героиня, словно Парка, тянет нить любви через пространство и время, сшивает части разорванного когда-то мира, восстанавливает гармонию. В современном обществе проблема разобщённости выходит на первый план, и зарождается она, конечно же, в семье, когда дети отдаляются от родителей. Поэтому так важно не порвать ту самую ниточку…
Для Наталии Кочелаевой тема непреходящих семейных ценностей – стержневая. Не случайно романы, о которых тут идёт речь, представляли в этом году Саратов на выставке с красноречивым названием «…Дух семьи, продолжающий жить». Выставка проводилась Ленинградской научной универсальной библиотекой, и работы Наталии, попавшие в рубрику «Семью сплотить сумеет мудрость книг», были в почётнейшем для любого писателя соседстве с произведениями Ф. Абрамова, В. Аксёнова, А. Иванова… Такие выставки и вообще такого рода творческие встречи непереоценимы для диалога поколений, для извечной поколенной связи.
А что это такое – связь поколений? Расхожее сочетание, почти общее место. А если прислушаться к привычному сочетанию повнимательнее?
«О, этот женственный, этот томительно-грустный звук – стрёкот швейной машинки в ночи! «Зингер», или «Подольск», или «Вятка»… Помнишь, как просыпалась поутру, а на стуле тебя уже ждала обновка? Бабушка шила всю ночь, а ты спала и слышала словно бы дождь за окном? Это стучала машинка. Она всё шила, как она долго шила, и, верно, не одна она! По всей безоглядной земле злой ветер задувал все свечи, а женщины склонялись над шитьём, поправляли лапку, перекусывали нитки... Домовницы, мастерицы, печальницы – вами мир стоит, вами жизнь жива, вашим неусыпным попечением мы всё ещё похожи на людей!»
Как чутко, с каким внутренним волнением сказано! Иногда ведь и впрямь какой-нибудь звук из детства способен вывести тебя из самой тёмной ночи – к свету. Важно только, чтобы этот звук был, чтобы этот свет сиял и во тьме. Важно иметь этот запас прочности. Знаете, дети так порой рисуют акварелью: сначала мажут чёрной краской, потом, точно испугавшись чего-то подсознательно, добавляют светлых тонов. Давайте, кстати, заглянем на урок рисования: «Нетерпеливо постукивают о края банок кисточки, шуршат-перешёптываются альбомные листы, крошится от усердия ластик. А вот неровно штрихует бумагу чей-то совсем ещё неумелый карандаш… Глядя на ребят, сосредоточенно склонившихся над рисунками, Катя… испытывала странное чувство: будто громадные чаши незримых весов, угрожающе перевешивающие одна другую, наконец-то застыли в спасительном равновесии…»
Поиск спасительного равновесия (спасительного прежде всего в нравственном смысле) принципиально значим для творчества Наталии Кочелаевой. «В тени крыл Твоих…» можно назвать именно романом-поиском. И вновь главной, определяющей всё и вся мерой выступает в романе материнская любовь. Для художницы Кати её маленькая дочь по прозвищу Мышка – и свет, и надежда. Но тема родства на сей раз трактуется писателем более широко, включая в себя не только родство кровное, но и духовное, и общечеловеческое родство. Особенно запомнился мне образ Ворона – молодого человека, внешне изображающего сурового гота, а в душе остающегося просто ребёнком – наивным и невинным. Как только Ворон знакомится с пятилетней Мышкой и обнаруживается, что у них много общего и вообще родственные души, он становится симпатичен читателю: с плохим человеком ребёнку не было бы так уютно и весело.
Поиски героев приводят их, конечно, к семейному счастью. Это и просто, и сложно, ибо счастье не даётся даром, его нужно заслужить, выстрадать. И ещё одно обязательное его условие – память. Книга Н. Кочелаевой «Не смотри мне в глаза» – прежде всего об этом. «Жизнь проходит, – думает героиня романа Марина, – почти совсем прошла, а я… ничего не видала хорошего… никого не любила, и меня никто не любил...» И тут она вспоминает о материнской песне: «Марина тотчас вспомнила, что на верху шкафа лежит гитара. Мамина гитара…»

Матушка, матушка, что во поле пыльно…
Сударыня матушка, что такое пыльно…

Почти забытый уже материнский голос, воскресший в памяти, точно бы воскрешает и Марину, забывшую, что такое любовь. А человек, лишённый любви, как точно подмечает автор, находит смерть гораздо раньше, чем смерть находит его. Марина плачет, как будто рождаясь заново, плачет, как никогда раньше не плакала, и теперь уже знает, что посвятит жизнь дочери, и будет играть с ней в их давнюю с мамой игру, и научит дочку слушать лес, как мама научила её когда-то…
А что если мир будет лишён любви? Долго ли он просуществует? Последнее время я всё чаще задаю себе этот вопрос. Думаю, что не я один. Мир отчуждения, мир вечного холода, мир насилия, мир войн, мир обмана. Мир вечной симуляции. Что, если и впрямь тот запас прочности, тот звук из детства, те бабушкины руки, тот материнский голос, те отцовские слова, единственно верные, исчезнут навеки? Глядя на брошенных детей и на брошенных родителей невольно задумываешься о высоте нравственной планки, которая определяет сегодняшний день нашей страны. И день завтрашний. А наступит ли он, этот день, если государство, которое, как я надеюсь, тоже не чужое своим детям, до сих пор позволяет себе чудовищную роскошь каждый год терять детей своих – в буквальном смысле детей! – тысячами?..
И вот ребёнок в «Зоне индиго» видит странный сон о мире без любви. Фантастический сон, реальный сон: «Любви осталось так мало! Уже есть такие, кто отказывается от неё добровольно. Родители не любят детей. Одни бросают их, другие оставляют при себе, как выгодное приобретение, и требуют, требуют чего-то без конца! Оправдай наши надежды! Окупи вложенные в тебя средства! Преуспевай! Эти затурканные дети вырастают, становятся мужчинами и женщинами, которые любить не умеют и не хотят… Дерево посажено, чтобы зачахнуть, дом построен, чтобы дать трещину, сын рождён, чтобы так и не узнать жизни. О любви говорят, её ищут в вакууме, или во тьме, или за стеклом – и рассматривают в микроскоп её умершие клетки…»
Ледяным холодом, вечной зимой веет от этого мира. И хочется очутиться скорее в другой зиме, где хоть и мороз, а тепло, потому что любят тебя и ждут, потому что любишь и ждёшь ты. И катится по зимнему миру Покати-Горошек, и светятся радостью новогодья сирые снега, и в замёрзшем напрочь окне голубеет оттаянный теплым дыханием прозор, и округляются детские глаза, видя чудо. Да и разве ж это не чудо, когда все люди – чьи-то сыновья, чьи-то дочери, чьи-то матери, чьи-то отцы – могут почувствовать себя, хотя бы на мгновение, детьми. Его детьми. И ощутить Его неустанную заботу и любовь.
Это наше прошлое.
Это наше будущее.

Иван ВАСИЛЬЦОВ
член союза писателей России,
член Союза журналистов России,
кандидат филологических наук

Газета "Саратовские вести", 2009, №193

http://center-poligraf.livejournal.com/ ... tml#cutid1


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 7 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB