Литературный клуб Натальи Перфиловой

Виртуальное общение с авторами. Задавайте вопросы, получайте ответы.
Текущее время: 29-10, 15:01

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Арина Ларина
СообщениеДобавлено: 08-10, 21:05 
Изображение


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-10, 04:40 
Изображение

Ирина Гурина — писатель, на счету ее уже более двух десятков книг для детей: сборник колыбельных «Нас баюкает сверчок» (издательство «Фламинго», 2005), сказка «Замарашка» («Проф-Пресс», 2005), сборники стихов «Снеговик» («Фламинго», 2005), «Кто, где живет» («Линг», 2006), «Игрушки обиделись» («Проф-Пресс», 2006) и др. Известна она и взрослой аудитории — как мастер иронической литературы, публикующийся под псевдонимами Алла Казанцева и Арина Ларина. Родилась в Ленинграде, по образованию филолог-германист (Ленинградский государственный университет), замужем, двое детей. Книги пишет второй год.

В 2005 году в серии «Модно любить можно» издательства «Эксмо» вышло несколько книг Арины Лариной: «Кастинг в гламурную жизнь», «Квадратное колесо фортуны» и др. Под этим псевдонимом Ирина пишет ироническую литературу для женщин от 18 до 30 лет. В издательстве «Астрель-Спб» в марте 2006-го выходит первая из запланированных трех книг, на обложках которых будет указан псевдоним Алла Казанцева. Серия предназначена для женщин постарше. «…Я твердо решила, что буду писать только антидепрессивные книги и, не замахиваясь на великое, просто буду поднимать настроение своим читателям…».

Есть в жизни Ирины Гуриной и другие стороны. Например, помощь больным детям — для этого она создала собственный сайт «Webbaby.ru». К тому же, в настоящее время является волонтером благотворительного фонда «АдВита». «…Я уже поняла, что основная помощь приходит именно от обычных мам и маленькими взносами набираются достаточно серьезные суммы на лечение. Но мы не теряем надежды на то, что однажды к нам повалят спонсоры…».

Недавно в издательстве «Эксмо» под псевдонимом Арина Ларина вышел новый роман Ирины — «Брачный период мачо». В связи с этим мы попросили Ирину ответить на несколько вопросов.

— У вас столько псевдонимов — Ирина Гурина, Арина Ларина, Алла Казанцева. А вы не хотели бы для наших читателей открыть свою настоящую фамилию?

— Наверное, по законам жанра стоило бы томно закатить глаза и изобразить некую таинственность, намекнув, что опасаюсь наплыва поклонниц. Но мы, молодые авторы (а я еще имею наглость причислять себя к молодым), бродим по населенным пунктам нашей необъятной родины с открытым забралом. Поэтому для детей я пишу под своей настоящей фамилией — Гурина. А все остальное — псевдонимы.

— «Брачный период мачо» — это ироническая проза, а кто из авторов, пишущих в этом же жанре, вам больше нравится?

— Ужасно, но я не читала ни одного женского иронического романа, хотя честно пыталась найти, чтобы поучиться у мэтров. Не нашла. Поэтому могу сказать только об иронических детективах. Во-первых, я безумно благодарна Дарье Донцовой за то, что она подтолкнула меня к идее написать книгу. Я пошла по пути ее Виолы Таракановой, и, что удивительно, все получилось почти так, как и описано в ее книгах. И, конечно же, как и у большинства ее поклонниц, именно книги Дарьи Донцовой выводили из депрессии, помогали и поднимали настроение. Еще мне очень нравится стиль Галины Куликовой, хотя я и не поклонница детективов. Насколько я знаю, многие женщины читают этих авторов именно как «антидепрессанты», скептически относясь к детективному жанру как таковому. Но от них идет такой позитивный заряд. Я, собственно, потому и выбрала жанр иронического женского романа, чтобы попытаться писать смешно о грустном, и без трупов.

— В вашей жизни имеется своя Светлана Карякина?

— Нет, увы. Светка Карякина придумана мною, это собирательный образ, хотя ее я тоже очень люблю. Она такая невезучая, но при этом — неунывающая. Вечная оптимистка, которой очень хочется найти в этой жизни свой кусочек счастья. Она не виновата, что на пути попадаются не ее «половинки». Когда-нибудь Светке тоже повезет, возможно, я даже напишу о ней отдельную книгу.

— Какая из ваших героинь вам ближе всего? Или, быть может, больше других напоминает вас?

— Я — нечто среднее между Юлькой («Кастинг в гламурную жизнь») и Леной («Брачный период мачо»). Наверное, ближе к Юльке.

— Одна из ваших героинь говорит: «Чтобы стал свой в доску, надо вместе пачкать белье, посуду, мусорить в квартире, а потом на повышенных тонах разбираться, кто больше пачкает, и кто должен это все убирать. Это называется семейная жизнь, зато можно спокойно чесаться в присутствии любимого, икать, чихать, сморкаться и давить прыщи. Погоди, поживете вместе, перестанешь стесняться, разглядишь его дефекты, он — твои, начнете обмениваться информацией по этому поводу, нарожаете детей, построите дачу, и будете жить как люди». В романе Вы назвали это «кастрюльно-кухонными буднями», а какова ваша схема семейного счастья?

— В этом я очень банальна. В моей схеме главное — любовь. Не с горами цветов, подарков, эпатирующими общественность подвигами и серенадами под окном, а такое нормальное уравновешенное чувство, которое возникает только один раз в жизни и, в отличие от влюбленности, не засыхает в «кастрюльно-кухонных буднях» до состояния гербария, который можно очень аккуратно демонстрировать желающим только в качестве ветхих воспоминаний о былом. И, само собой, чувство должно быть взаимным. Тогда и будни не станут такими мрачно-кастрюльными. Счастье — это пазл из двух частей. Нет идеального мужчины и нет идеальной женщины. Это миф, хотя, помечтать об идеальном партнере, конечно, приятно. Вот когда плюсы и минусы, составляющие рельеф вашей личности, гармонично совместятся со всеми достоинствами и недостатками партнера, тогда и будет вам счастье.

— Помните старую детскую песенку: «Из чего же, из чего же, из чего же сделаны наши мальчишки»? Мне она вспомнилась, когда я читала вот этот отрывок: «Но душа мужчины не просто потемки, а наглухо закрытая кладовая без окон с массой всяческого хлама внутри. И если какой-нибудь счастливице удастся подобрать ключик от этой таинственной и манящей комнатки, то она будет поражена обыденностью ее содержимого. Скорее всего, на нее вывалится кипа старых журналов фривольного содержания, потом по макушке стукнет наполовину сдутый футбольный мяч или потрепанная жизнью теннисная ракетка, а может быть даже с мягким шелестом свалятся боксерские перчатки. Следом обрушится водопад из гаек, шурупов, микросхем, автомобильных справочников или прочего технического мусора. Кое-кто сможет понаблюдать дождь из компьютерных или музыкальных дисков. В любом случае, крохотное фото с Вашим немеркнущим образом, которое Вы мечтали увидеть на переднем плане увеличенным до размера рекламной растяжки, валяется в тайниках его души на самой дальней полке. Так что лучше не ломитесь в закрытую дверь, или помните о правилах техники безопасности: наденьте розовые очки». Это применимо ко всем мужчинам или вы все-таки оставляете надежду, что не все мужчины держат нас «любимых» на последнем месте в своем сердце?

— Надежда умирает последней, но надо смотреть правде в глаза. Рассчитывать на то, что вы будете занимать в сердце любимого центральное место не только в период влюбленности, но и до гробовой доски — это значит испортить себе жизнь несбывшимися ожиданиями. И что скрывать, не каждая женщина способна конкурировать с последней моделью «феррари». Конечно, в монологе героини все несколько преувеличено, но не так сильно, как хотелось бы.

— В вашем романе мужчины вообще выглядят как-то непривлекательно. Но меня как женщину почему-то это греет. Интересно вот это сравнение мужчины со щенком: «Так чувствует себя человек, заведя щенка. Мохнатое чудо, вызывающее умильные улыбки и пристальное внимание окружающих, очаровательно тявкающее, кусающее за палец и смешно лакающее молоко из блюдца. Помимо всего прочего, еще и дерет обои, оставляет на паркете лужицы и бесформенные кучки, воет по ночам, грызет мебель, а потом ставит хозяйку перед тяжелым выбором: либо лишить сокровище первичных половых признаков, либо терпеть бесконечные любовные похождения своего неразумного подопечного. Лена животных любила, но к жертвам оказалась не готова». Это ваше мнение о мужчинах как таковых или, может быть, это сделано вами для поднятия приниженной самооценки наших женщин?

— Мужчины — они как дети, которых мы ругаем, ставим в угол, лишаем сладкого, но не перестаем любить. Мне кажется, что в повседневной жизни женщины мудрее и терпеливее своих избранников. Но из-за того, что поголовье мужчин неуклонно падает, дамы начинают бороться за каждого представителя сильного пола, подгоняя их под себя, как юбку, ушивая, отстирывая и переделывая выточки. В книге я описываю крайние собирательные случаи. В жизни все проще, банальнее и не так ярко выражено. Нас вовсе не окружают стопроцентные подлецы и проходимцы. Просто большинство наших рыцарей даже отдаленно не соответствует придуманному в ранней юности идеалу. Женщин-то я тоже не жалею. Хотя читательницам, безусловно, приятно, что в результате женщина оказывается победительницей, невзирая на комичность образа, ошибочность поступков и далекие от совершенства мысли. Вся жизнь — борьба полов с периодическими перемириями. И я, как представительница слабого пола, естественно, отстаиваю его интересы. Но в моих книгах нет черного и белого, грань между плохим и хорошим в каждом герое условна. Каждый имеет право на свою точку зрения, поэтому мужчины в моих романах не отрицательные персонажи, у них просто своя позиция, отличная от нашей. К сожалению, мужчины и женщины говорят на разных языках, а я пытаюсь научить их понимать друг друга, поскольку только взаимопонимание поможет сглаживать конфликты. Задача непосильная, но у женщин чрезвычайно развита интуиция, у них есть возможность почувствовать и понять все недосказанное. Очень важно при этом не переусердствовать и не додумывать за любимого то, о чем он и не догадывается. Жизнь проще, чем наши фантазии, и сложнее, чем мужская логика.

— Как вы относитесь к понятию «женская литература»?

— Поскольку я сама некоторым образом к ней отношусь, то могу сказать честно — я ее люблю. Надеюсь, что взаимно. А если серьезно, то мне кажется, что понятие «женская литература» сегодня незаслуженно притоптано. Читать легкие дамские романы в наше время немодно: вроде как такое чтиво свидетельствует о низком интеллектуальном уровне потребителя. А «потребитель», устав от вечной женской доли, вытерев все носы, погладив рубашки, сварив обед, помыв пол… список можно продолжать до бесконечности, и все равно останутся неохваченные моменты, так вот этот «потребитель» хочет просто отдохнуть и помечтать, не задумываясь о великом. Если мы встречаем коллегу по работе, находящегося в отпуске, то это же никоим образом не натолкнет нас на мысль о том, что он тунеядец. Нет, мы знаем, что отпуск закончится, и все отдыхающие возьмутся за мечи и орала. Так и с литературой. Если сегодня я читаю женский роман, то это вовсе не означает, что фамилии Кафка или Зюскинд ни о чем мне не говорят. «Женская литература» — это десерт для ума. Мы любим сладкое, но и основные блюда тоже не исключаются из рациона. Кроме того, я не согласна с расхожим мнением о том, что «женская литература» — это розовая жвачка. Женская литература — для женщин, а зачастую судить о ней пытаются мужчины, делая опрометчивые выводы о том, что у прекрасного пола в голове воздух и гирька противовес, чтобы эта самая голова держалась гордо и прямо. И далеко не все женские романы можно отнести к легкому чтиву.

— Как вы относитесь к растиражированному за последнее время понятию «писательская конкуренция»?

— Учитывая соотношение срока написания произведения автором и срока прочтения книги читателем, говорить о конкуренции смешно. Чем больше хороших писателей, которых читают с удовольствием, тем лучше.

— Какое впечатление у вас от экранизации книг Дарьи Донцовой? Хотели бы вы видеть своих героев на экране?

— Я почти не смотрела. Это же детектив: если интригу уже знаешь, то и интереса особого к действию нет. Экранизацию своих романов представляю с трудом. Возможно, это авторское самомнение, но мне кажется, что основное в моих романах — это стиль изложения. Вряд ли его можно как-то без потерь перетащить на экран. Останутся только диалоги, а они без комментариев превратят романы в примитивную пустышку: сюжеты-то обыденные, они максимально приближены к реальной жизни. Но я стараюсь, чтобы жизнь эта, несмотря на разочарования и неудачи, выглядела смешно. Над одной и той же ситуацией можно и плакать, и смеяться, смотря как ее воспринимать. Лучше — смеяться. Я пытаюсь писать так, чтобы читательницы узнавали в моих героинях себя и учились смотреть на свои проблемы с юмором.

— Какие книги писать сложнее, для детей или взрослых?

— Для взрослых сложнее. Они длиннее. В моих сутках не хватает примерно 6 часов, чтобы успевать все, что задумано. Печатаю я медленно, руки за мыслью не успевают, поэтому детские стихи записать успеваю, а с романами так легко пока не получается. Я пишу экспромтом, заранее ничего не обдумываю (кроме основной сюжетной линии), поэтому часть идей пропадает, так и не доползая до клавиатуры.

— Есть мнение, что чувство юмора у женщин и у мужчин во многом отличается друг от друга и что смеются они над разными вещами. Как вы думаете, в ваших книгах мужчины найдут над, чем посмеяться?

— Уже нашли. Как выяснилось, мои книги читают и мужчины. Смеемся мы определенно над разными вещами. И если женщины видят в героинях свои недостатки, то дальше женская логика не действует. То есть можно было бы предположить, что мужчины, в свою очередь, видят в героях какие-то свои недоработки, ан нет. Они тоже видят в женщинах их недостатки, благо я их довольно подробно расписываю. Игра в одни ворота. Но я не отчаиваюсь и тихо мечтаю, что хоть одному мужчине мои книги помогут понять женскую душу и, соответственно, осчастливить ее по всем правилам.

— Последнее время у миллионов людей, появился общий адрес — Интернет. Но у каждого есть свои личные предпочтения. Расскажите, пожалуйста, а на каких сайтах вы бываете чаще всего?

— На своем и на форумах, в благотворительных разделах. На сайты издательств тоже заглядываю, но значительно реже. Пытаюсь правильно расставлять приоритеты. Интернет дает безграничные информационные возможности, затягивая и съедая массу времени. Я выбираю то, что для меня в данный момент важнее. Хочется не просто так бродить в виртуале, а делать что-то полезное.

— Чье мнение для вас имеет большее значение — так называемых простых читателей или именитых критиков?

— Разумеется — читателей. Я же для них пишу. Маститые критики, скорее всего, затопчут меня с первой же попытки, они предпочитают оценивать серьезную литературу, к коей я не отношусь.

— Имеет ли сетевая литература право на существование?

— Право имеет, но я, например, не могу читать с экрана — глаза ужасно устают. Почему нет, если это кому-то удобно. Главное — чтобы пиратство не процветало и авторов не обижали.

Автор: Беседовала Наталия РАЗУМОВА

взято:
http://resheto.ru/speaking/avtograph/news967.php


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения: Спасибо
СообщениеДобавлено: 08-12, 14:05 
Не в сети

Зарегистрирован: 08-12, 12:55
Сообщения: 1
Спасибо Вам за интервью. Спасибо Наташе и Ирине. Ирина замечательный человек и чудесный писатель!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB